ТВЕРЬ

Суббота, 18.08.2018, 10:09
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная История ТвериМой профильРегистрацияВыходВход
Меню сайта
Мы в интернете
  • YouTube


  • Google+
  • G+
    Категории раздела
    16 век [2]
    17 век [2]
    18 век [1]
    19 век [4]
    20 век [11]
    21 век [9]
    Главная » Статьи » 21 век

    Из жизни депутатов
    2007 год

    В пятницу на судебном процессе о коррупции в ТГД продолжились допросы подсудимых и свидетелей. Подсудимый Игорь Макаров, написавший в свое время явку с повинной, зачитал свои показания, данные в ходе предварительного следствия. В суде были допрошены председатель ТГД Людмила Полосина, депутаты Алла Даланова и Антон Секержицкий. В начале заседания экс-спикер ТГД Виктор Почтарев попросил судью вернуть в зал суда своего адвоката Сергея Старовойтова.



        Напомним, что ранее председательствующий Владимир Андреев удалил защитника из зала суда до окончания процесса. -- Я гарантирую, что он извинится за свое некорректное поведение, -- заверил председательствующего Почтарев. По данному вопросу судья предоставил возможность высказаться коллегам Старовойтова. Их мнения разделились. Гособвинение отметило, что за удаленным Старовойтовым и так остается право готовить все необходимые материалы для защиты своего клиента. Судья в свою очередь, вспомнив, что «Старовойтов и ранее делал заявления о саботаже и не раз нарушал правила», в просьба Почтареву отказал. Затем в зал суда пригласили председателя ТГД Людмилу Полосину. Она сообщила суду, что поддерживала нормальные, рабочие отношения с Почтаревым, не помнит за давностью времени, как именно проголосовала 3 ноября 2005 года по вопросу о «Водоканале» и точно голосовала за снижение нормативов теплопотребления на заседании Думы 24 ноября 2005 года,



         -- Не помните ли вы отношение администрации Твери к проекту решения, в котором предлагалось отменить действующие норматив теплопотребления? -- Администрация не была против, -- ответила спикер ТГД. -- Если бы в ноябре 2005 года Дума приняла решение о снижении нормативов, стоял бы вопрос о возврате гражданам денег? -- Не стоял. Буквально несколько дней назад суд Московского района принял решение о возврате денежных средств по завышенным нормативам, -- сказала Людмила Полосина. -- Если бы перед депутатами была поставлена определенная цель, могли бы они сорвать принятие предложенного решения об отмене нормативов? -- Это ничего бы не решило. Было решение суда, которое признало нормативы недействительными. -- Вопрос для вас крайне неприятный…Вы когда-нибудь получали деньги за голосование? -- Никогда, никто не предлагал, -- заявила председатель ТГД. -- Никогда, ни от кого я не получала никаких денег. Допрошенный затем депутат Антон Секержицкий утверждал, что подсудимый Евгений Семенов обращался к нему с просьбой дать денег в долг.



        -- Сколько денег вы ему давали? -- поинтересовалась адвокат подсудимого Галина Лихачева. -- Я дал ему в долг около 100 тыс. рублей, -- ответил Секержицкий. -- Вы давали ему деньги под процент? -- Нет. -- Почему вы дали ему беспроцентный заем? -- У нас с ним товарищеские отношения. -- С кем из депутатов еще у вас были товарищеские отношения? -- С Платоновым. Мы вместе на рыбалку ездили. -- А что вы там делали? -- поинтересовался судья Андреев, и этим вопросом изрядно повесилил присутствующих в зале. -- С кем в Думе общался Андрей Борисенко? -- продолжила допрос адвокат Лихачева. -- Со мной и Платоновым, -- раскрыл большую думскую тайну Секержицкий. -- Администрация города оказывала на вас давление при обсуждении вопроса об отставке Борисенко (экс-спикер ТГД. -- Ред.)? -- поинтересовался прокурор Воронин. -- Нет.



        На этом в заседании был объявлен перерыв, после которого с показаниями должен был выступить подсудимый Игорь Макаров. Во время паузы кто-то в шутку спросил подсудимого: -- А ты как будешь выступать: монотонно или с выражением? -- Я еще не решил, -- ответил задумчиво Игорь Макаров. Выйдя к присяжным, Макаров первым делом заявил, что отказывается отвечать на вопросы, но готов лично зачитать свои показания, данные им в период обращения в прокуратуру о явке с повинной. -- За давностью событий не хочу путать вас и себя. Вы услышите честные, последовательные показания, -- обратился к присяжным Макаров и принялся читать свои показания из увесистого тома уголовного дела: «В ТГД я входил во фракцию «Единая Россия», откуда меня исключили, как я считаю, необоснованно. В Тверской городской Думе существуют различные группировки, они меняются в зависимости от происходящих в ТГД событий. У меня со всеми депутатами всегда были ровные отношения.



        Наиболее доверительно я общался с Садовым, Ржеутским, Почтаревым и Неверовым. У нас были дружеские отношения. Они сохранились и в настоящее время. Почтарев -- человек с твердым характером. Я ему доверяю. Для меня он был предпочтительнее, как председатель ТГД, нежели Сердюк, Баженов, Борисенко (бывшие спикеры ТГД. -- Ред.). Для меня Почтарев был более понятен как руководитель и человек. Почтарев претендовал на пост председателя ТГД. Он был лидером для многих депутатов: меня, Садова, Ржеутского, Неверова, Жгутова, Потаповой, Барковского, Журавлева, Мамонова, Платонова, Куликова, Семенова, Казаишвили, Лебедевой, Глебовой, Полосиной, Турыгина. Почтарев всегда по натуре был лидером. Его отношения с Борисенко не назовешь хорошими, поскольку тот видел, что многие депутаты были за Почтарева. Про Борисенко я не могу сказать ничего плохого. У него много хороших качеств, но для меня Почтарев был ближе. Я и другие депутаты часто вместе с ним проводили свободное время.



        Я могу также заявить, что если бы в Думе не было Почтарева, то меня на посту председателя устроил бы и Борисенко. Из числа наших депутатов у Почтарева были наиболее близкие отношения с Садовым, Ржеутским, Неверовым. У Барковского были хорошие отношения с Почтаревым. Мне трудно объяснить, на чем они строились. Мне также известно, что Почтарев помогал на выборах многим нашим депутатам. Он помогал избираться в Думу Садову, Ржеутскому, Неверову и другим. Помощь строилась не только на материальной помощи, но и на основе его авторитета. Из сложившихся в Думе отношений между депутатами была видна группа Почтарева. В администрации города об этом знали.



        По моему мнению, наиболее близкие связи с работниками администрации города и непосредственно с главой Твери Лебедевым у Почтарева сложились только тогда, когда он стал председателем ТГД. Однако с учетом характера и влияния Почтарева ему также не составляло труда решать вопросы в администрации города и до того, как он стал спикером. В октябре 2005 года на профильной комиссии в ТГД обсуждался вопрос о передаче в аренду имущества МУП «Водоканал» ООО «Росводоканалу».



        Я сам не вхожу в состав комиссии по муниципальной собственности и земельным отношениям. Однако мне стало известно, что на этих комиссиях готовился данный вопрос. В этот же период у меня состоялась беседа с председателем ТГД Борисенко, который мне сказал, что есть вопрос по «Водоканалу» и за него каждому депутату могут предложить по 1 тыс. долларов. Я сказал ему, что мне это неинтересно и участвовать я в этом не буду. Я лично не был настроен на передачу муниципального имущества ООО «Росводоканалу». В разговорах с Садовым, Ржеутским, Почтаревым, Неверовым и другими депутатами я говорил, что мне непонятно, почему именно «Росводоканал» должен обслуживать сети муниципального предприятия. Я не был согласен с тем, что администрация города в лице главы предпочитает только одну организацию без проведения какого-либо конкурса.



        Я не хотел голосовать в Думе по вопросу «Росводоканала». Однако Неверов или Почтарев сказал мне, что этот вариант все равно пройдет. Депутаты высказывали недовольство тем, что за положительное решение вопроса о передаче имущества «Водоканала» даются такие незначительные деньги. Сумма была увеличена до 2 тыс. долларов. Эту сумму мне называл кто-то из тех, с кем я наиболее доверительно общался… Возможно, это был Жгутов… 3 ноября 2005 года я уже знал, что за голосование депутатам будут заплачены деньги. Я пришел на заседание Думы для положительного голосования по вопросу о «Водоканале». После обсуждения этого вопроса все депутаты проголосовали за одобрение действий администрации в отношении ООО «Росводоканал»…



        Могу пояснить, что еще до 2003 года ОАО «ТКС» претендовало на то, чтобы получить пользование ресурсами муниципального предприятия. Почему администрация города не допустила в эту область ТКС, я не знаю. В тот день, когда прошло голосование, мне кто-то из депутатов сказал, чтобы я шел в кабинет Почтарева и забрал там деньги за голосование. Я пошел в кабинет №234, где уже находились Жгутов, Почтарев и, кажется, Журавлев. Возможно, там также находился Блиновский и еще кто-то. Там мне кто-то (возможно, Жгутов) передал сверток, в котором находились обещанные деньги за голосование. В этот кабинет еще кто-то заходил и также получал деньги. Все мы понимали, откуда и за что эти деньги. Я взял сверток. Там было 20 купюр по 100 долларов. Все мы понимали, что эти деньги получили незаконно. Деньги я положил в карман, а обертку выбросил.



        После этого в этот же день я, Почтарев, Садов, Жгутов, Ржеутский, Неверов, Блиновский пошли в кафе «Молодежное». Там мы пообедали. Во время нашего разговора присутствующие подтвердили, что, так же, как и я, получили деньги за голосование по «Водоканалу». В день голосования по ТКС, кажется 24 ноября 2005 года, я пришел в Думу около 9 часов 55 минут. На улице у входа в здание стоял Почтарев. Неподалеку от него стоял еще кто-то. Кто, не могу сказать: не помню. Я подошел к Почтареву и поздоровался. Он мне сказал, что Боев, управляющий директор ТКС, передал депутатам для голосования деньги. При этом Почтарев кивнул в сторону стоявшей неподалеку машины. Возможно, это был джип. На его номер я не обратил внимания. Почтарев сказал, что деньги в размере -- насколько я помню -- 75 тыс. долларов находятся в машине. Он сказал, что эти деньги нужно куда-то на время отвезти. Я сказал, что я позвоню другу, и если он будет на месте, то я передам ему эти деньги. Я позвонил Сергею Коровину, которого также знает и Почтарев, и поинтересовался у него, где он находится. Коровин сказал, что он находится в офисе на пр-те Чайковского, 84а.



        Я сообщил ему, что подъедет человек с портфелем желто-коричневого цвета. У него нужно будет забрать этот портфель, вынуть то, что там лежит, и вернуть портфель. Коровин пообещал мне все сделать. Как Почтарев объяснял мужчине, куда нужно отвезти деньги, я не видел. Позже я перезвонил Коровину, и тот сказал, что забрал содержимое портфеля у курьера.



        Я пошел на заседание Думы по ТКС. Мне уже было понятно, как нужно голосовать. На заседании выступали Боев и, возможно, глава города. Точно не помню. Потом депутаты почти единодушно проголосовали за сохранение прежних нормативов теплопотребления. Мне было понятно, что единодушие было оплачено ТКС. Как проходил день после заседания Думы, я точно не помню, но я знал, что вечером мне нужно будет привезти деньги, полученные за голосование. Я опять позвонил Коровину и сказал, что приеду к нему и заберу пакет. Я приехал к нему в офис, где он мне передал целлофановый пакет, обвязанный скотчем, и попросил Коровина под- везти меня до больницы, где работает Садов. Мы поднялись вместе в кабинет Садова на третьем этаже. Когда мы вошли, там находились Почтарев, Садов, Ржеутский, Неверов, Журавлев, Жгутов. Кому-то из них я передал пакет с деньгами.



        При этом кто-то предложил проверить деньги на рентгене и узнать, меченые они или нет. Затем я, Жгутов и Журавлев стали делить деньги. Основная масса денег была в рублях купюрами по 500 и 1000 рублей. Деньги были в банковской упаковке. Также были и доллары США. Сколько было валюты, я не помню. Кучек с деньгами было сделано около 18 -- 20 штук.



        Так я понял, что именно столько депутатов проголосовало за вопрос по ТКС. Я взял свою кучку денег и пересчитал. В валюте вышло порядка 4 тыс. долларов. После того как мы поделили деньги, остался излишек, который трудно было разделить всем поровну.



        Тогда я предложил Жгутову и Журавлеву передать оставшиеся деньги Коровину. Они не возражали. Я передал Коровину 1 тыс. долларов и сказал, что эти деньги ему достались за труды… за сохранность пакета.



        О том, что за принятие Думой решения о списании с бухучета здания по улице Жигарева, д. 21 будут платить деньги, я узнал после голосования, то есть вечером 27 января 2006 года, когда я зашел в кабинет №234, где собралось большинство депутатов. Я помню, что был какой-то скандал.



        Депутаты шумели на Почтарева из-за денег, которые должны были получить за голосование по вопросу о списании с бухучета здания на улице Жигарева, 21. В кабинете присутствовали я, Почтарев, Барковский, Ржеутский, Журавлев, Доманин, Платонов, Куликов, Неверов, Жгутов, Садов. Все кричали на Почтарева. Я не исключаю того, что Почтарев хотел поделить деньги на всех голосовавших, в том числе и на тех, которых в кабинете не было. Отдельные алчные депутаты возмущались, что надо делить на всех…



        Я затрудняюсь сказать, откуда в конце концов в кабинете на столе появились деньги. Но помню, что присутствовавшие сразу же смолкли, скандал прекратился. Деньги были в банкнотах по 500 и 1000 рублей. Также было немного стодолларовых банкнот. Почтарев попросил меня разложить деньги на 18 человек. Каждому вышло по 50 тыс. рублей, кто-то получил свое в долларах. Из тех, кто не присутствовал в кабинете, в список были внесены Турыгин, Казаишвили, Мамонов, Лебедева, Потапова, Полосина, Даланова.



        Насколько я помню, Почтарев сказал, что деньги им отдаст сам. Также в списке мною была написана фамилия Глебовой, но позже она была вычеркнута. Насколько я помню, самые жадные из присутствовавших -- Журавлев и Жгутов -- стали возмущаться, что «Глебова и так богата и ей деньги не нужны». Поэтому фамилия Глебовой и была вычеркнута. Могу подтвердить, что Глебова денег не получала.



        Мне неизвестно, кто и кому передавал эти деньги. Я никогда не участвовал в разработке схем получения денег. В Тверскую городскую Думу я приходил только в день голосования… Я также не признаю эпизода по факту получения взятки за голосование по вмененному налогу. С 9 по 25 декабря 2005 года я уезжал и не мог присутствовать при рассмотрении данного вопроса». Огласив показания, данные на предварительном следствии, Макаров обратился к суду и присяжным со словами раскаяния во всем содеянном и заявил, что его «позиция осталась неизменной». Он также сказал, что на вопросы адвокатов, подсудимых и прокуроров отвечать не будет, так как к сказанному на предварительном следствии ему добавить нечего…



        -- Мы приближаемся к прениям, -- заметил в пятницу под финал заседания федеральный судья Владимир Андреев. -- Я думаю, что они начнутся в конце следующей недели. Первыми на них выступят адвокаты Литягин и Рыбка. Нина ТУМАНОВА, ВТ



    Источник: http://www.etver.ru/NOVOSTI/30780/#
    Категория: 21 век | Добавил: Лина (19.11.2016)
    Просмотров: 174 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Вход на сайт
    Поиск
    Постинг
    Фото дня

    Новости на сайте
    Из жизни.. (0)
    Макароны-спич! (1)
    Тверь. Первый снег (3)
    Переменные в экономике (6)
    Танго с коровами (0)
    Почаще радуйте близких! (1)
    Осенний блюз у кухонной плиты. (3)
    Перечитывая классику 2 (2)
    Тверская осень. (5)
    Вконтакте денежные чудеса (1)
    Движение Тверского городского транспорта в реальном времени.Он-лайн сервис. (1)
    О выборах губернатора. 2016 год (1)
    В ботаническом саду ТвГУ появится оранжерея (2)
    Царский дуб в Твери. Парк "Воксал". (2)
    Юридическая консультация бесплатно (0)
    Чертежи Твери ХVI-ХVII вв. (0)
    Тверские утки (1)
    16 декабря- день освобождения Калинина от немецко-фашистских захватчиков (1)
    Тверская топонимика на Яндекс-карте (0)
    Видеоматериалы по истории Твери (0)
    Виртуальный музей Тверского академического театра драмы (3)
    Про думу тверскую (0)
    Из жизни депутатов (0)
    Тверь.ОТЧЕТ счетной палаты по ГУООК (0)
    Документы на приватизацию.Тверь. (0)
    Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    ТВЕРЬ ВОКРУГ НАС